УГФ-Український Генеалогічний Форум

Залишайтесь вдома і досліджуйте власний родовід :)

Скок

Це прізвище

Отримав при народженні
0
Немає голосів
Отримав через шлюб
0
Немає голосів
Знав, що воно є родинним
0
Немає голосів
Віднайшлось під час дослідження родоводу
0
Немає голосів
Досліджую
0
Немає голосів
Цікавлюсь
0
Немає голосів
 
Всього голосів : 0

Онлайн
Аватар користувача
 
Повідомлень: 6079
З нами з: 01 березня 2016, 10:52
Звідки: Київ
Подякував (-ла): 4977 раз.
Подякували: 2314 раз.
Стать: Жінка

Скок

Повідомлення D_i_V_a » 19 жовтня 2016, 17:24

Шукаю Скок Авеніра Олександровича та його дружину Нілу Романівну. У 80-х роках жили в Києві або у Борисполі.
Ця гілка мені сьома вода на киселі. Знаю, що обидва були зубними лікарями і працювали (можливо один з них) в Борисполі. А у Борисполі жив мій дядько з семьєю. От у кабінеті на прийомі випадково і з'ясувались родинні стосунки. Добре що дядина згадала про їхні імена й по батькові, може хоч по таким скупим даним вдасться знайти людей.
Родинний зв'язок іде по Нілі Романівні - вона повинна буть з моїх Дмитрівських Дідківських. Точніше її мати повинна бути з Дідківських...
Родинні прізвища: Дідкі(о)вський, Онацький, Тишкевич, Садовський, Лукашевич, Домарацький, Денбицький, Білінський, Стефанський, Дименський, Пустовіт, Павленко, Бургала, Барлинський
г. Муром - Гостев, Зворыкин, Шелудяков, Пешков?

Аватар користувача
 
Повідомлень: 1721
З нами з: 05 червня 2016, 18:36
Звідки: Вінниця
Подякував (-ла): 869 раз.
Подякували: 2287 раз.
Стать: Чоловік

Re: Скок

Повідомлення al_mol » 19 жовтня 2016, 17:48

D_i_V_a написав:Шукаю Скок Авеніра Олександровича та його дружину Нілу Романівну. У 80-х роках жили в Києві або у Борисполі.
.
У вас недостатньо прав для перегляду приєднаних до цього повідомлення файлів.
Мои предки: Молчановские, Вишневские, Пророк, Олейничук, Пеньковские, Дегусары Тимуш, Лабудзинские Шафранские

Дослідження родоводу на замовлення - Podoliya@i.ua

Онлайн
Аватар користувача
 
Повідомлень: 6079
З нами з: 01 березня 2016, 10:52
Звідки: Київ
Подякував (-ла): 4977 раз.
Подякували: 2314 раз.
Стать: Жінка

Re: Скок

Повідомлення D_i_V_a » 31 січня 2017, 12:55

З другої теми
D_i_V_a написав:
Installego написав:Ищу информацию о предках и родственниках прабабушки Скок (Кайдан) Евфросинии
Григорьевны...
А я своїх Скоків вже знайшла... а з ними багато історичного матеріалу...
Бажаю і Вам віднайти своїх.
D_i_V_a написав:
Installego написав:Дякую!
Ваші Скоки з якої місцевості будуть?
О... несподіване питання... Я ж це прізвище не досліджую, воно краєм пройшло, бо він одружений був з моєю родичкою.
Подивилась по записам - був військовим. То я спитаюсь родичів з якої саме місцевості він походив, напишу у приват після вихідних
О-о-о як цікаво стає все одразу коли ставиш запитання...

Ці Скоки є родичами відомому художнику з Митіщ Владиславу Антоновичу Скоку.
Ось знайшла статтю про нього від листопада 2010, а там трохи автобіографії. Знаю, що він вже помер.
У статті також згадується про гілки Скоків за часів княгині Ольги. Наскільки це є підтвердженими фактами а не є сімейними легендами дізнаємось із часом ;)
Жизненный путь

Коренной мытищинец Владислав Скок родился в 1922 году и крещён в храме Владимирской иконы Божией матери. По семейной легенде крёстной Владислава был праправнучка Пушкина Воронцова-Вельяминова. Его мама Лариса Адамовна Кучис — наполовину литовка, наполовину русская. Её отец был родом из Ковно, нынешнего Каунаса. От Владика долго скрывалось, что во время первой мировой войны мама работала в госпитале вместе с сестрой императрицы Александры Федоровны великой княгиней Елизаветой Федоровной, сброшенной во время революции в Алапаевскую шахту, а ныне причисленной к лику святых.

После революции Лариса Адамовна стала одной из первых организаторов детских домов в России. В Мытищах, там, где сейчас находится стрельбище «Динамо», в старинном особняке располагался её детский дом. Многие люди, которых Лариса Адамовна знала по совместной работе с Елизаветой Федоровной, преподавали в этом детском доме, надеясь переждать смутные времена. Многих из них потом расстреляли, но кое-кто успел уехать за границу.

Отец художника Антон Антонович Скок был потомком переселенцев из Швеции. Одна их ветвь ещё при княгине Ольге пошла на Киев, а вторая, позже, на Белоруссию, где окончательно осела и ассимилировалась. По-шведски фамилия произносилась иначе, Скок – это уже белорусский вариант. До революции Антон Антонович был инспектором белорусских народных училищ. Совместная жизнь у родителей Владислава Антоновича не сложилась, и вскоре после рождения сына они расстались.

Судьба живописца была предопределена ему с раннего детства. Он не помнит, когда начал рисовать. Кажется, это было всегда. Уже в первом классе начальной школы Владик не столько учился, сколько рисовал. Это была непреодолимая потребность. Мать заметила тягу сына к живописи и отдала его учиться в московскую детскую художественную школу, которая располагалась около планетария. С пятого класса Владик четыре раза в неделю самостоятельно ездил в столицу.

Перед войной в Москве на Каляевской улице открылась средняя художественная школа при художественном училище им. В. Сурикова, и директор школы, в которой учился Владик, стала там завучем. С собой она взяла трёх лучших учеников. Среди них был и Владислав Скок. Он уже не мыслил себя никем другим, кроме как художником. Начавшаяся война внесла свои коррективы.

Его призвали в сентябре 1941 года. Перед отправкой на фронт военком сказал: «Ты — художник. Поедешь в Иркутское военно-топографическое училище». И Скок поехал в Иркутск. И что интересно, училище размещалось в здании бывшего юнкерского училища, в котором во время первой Мировой войны учился его отец.

Служить Владиславу довелось в Забайкалье и на Дальнем Востоке. Много раз подавал рапорт об отправке на фронт. Трижды, в самые критические моменты Великой Отечественной войны часть Скока снимали с позиций и отправляли на Западный фронт, и столько же раз возвращали обратно в Маньчжурский укрепрайон. Пока солдаты через всю страну ехали на фронт, он откатывался дальше. Сначала немцев разгромили под Москвой, потом под Сталинградом, а потом и под Курском. Но повоевать Владиславу все-таки пришлось.

Война с Японией была недолгой, но крайне жестокой, бои — короткими, но тяжелыми. Верные клятве, японские солдаты сражались до последнего, но когда император признал поражение Японии, стали сдаваться в плен целыми полками. В боях под Хайларом дивизия, в которой служил Скок, потеряла до 70 процентов личного состава.

Судьба хранила Владислава Скока для мирной жизни, для живописи. О войне он вспоминать не любит. От того времени у него сохранилась целая папка фронтовых рисунков, сделанных наспех, в походных условиях. На них запечатлены пленные японцы, раненые и смертники, но еще больше — китайские пейзажи, пагоды, розы. Художник увидел совершенно незнакомую культуру. Китай был интересной, непознанной страной. Война почти не принесла ей разрушений…

Училище он закончил в специально созданной группе ребят, прошедших войну. В тот период он увлекался творчеством Александра Дейнеки. Очень нравились его картины с необычными по тем временам, очень смелыми композиционными решениями. Владислав собрал свои картины, этюды и принес Дейнеке. Александр Александрович посмотрел и сказал: «Слушай, юноша, тебе надо в Суриковское идти, все равно сбежишь ты от меня». Но было уже поздно, прием в Суриковском закончился. Скок подумал-подумал и не пошел никуда. И пока его однокашники учились и носили к нему курсовые работы на консультацию, он много работал, писал, экспериментировал, искал свою манеру живописи. С 1948 года начал выставляться, в 1952 году стал членом Союза художников СССР, и в дальнейшем никогда не жалел, что жизнь сложилась так, а не иначе.

Личная судьба Скока складывалась непросто. Его первая жена, близкий человек, умерла, оставив сына. Олегу уже перевалило за сорок, и он давно живет в Америке, занимается бизнесом. Вторая жена, умная и хорошая женщина, с которой Владислав Антонович прожил десять лет, тоже скончалась. Быть одному для такого живого и активного человека Скока невозможно, и, когда одиночество стало для него совсем невмоготу, он попросил знакомого искусствоведа познакомить его с женщиной, которая знает, кто такие Эдуард Мане и Клод Моне, и может отличить одного от другого. Так, более десяти лет назад в его жизнь вошла Людмила Александровна.
Педагог по образованию, она работала научным сотрудником Абрамцевского музея. В Абрамцеве они и обвенчались. Скок стал первым из российских художников, который за 75 лет советской власти венчался в Абрамцевской церкви. Его предшественник Поленов венчался там ещё до революции. Людмила Александровна стала верной и надёжной спутницей мастера.
У вас недостатньо прав для перегляду приєднаних до цього повідомлення файлів.
Родинні прізвища: Дідкі(о)вський, Онацький, Тишкевич, Садовський, Лукашевич, Домарацький, Денбицький, Білінський, Стефанський, Дименський, Пустовіт, Павленко, Бургала, Барлинський
г. Муром - Гостев, Зворыкин, Шелудяков, Пешков?


Повернутись до С

Хто зараз онлайн

Зареєстровані учасники: АннА, Balymba, Bing [Bot], cronoster, D_i_V_a, Domor, Google [Bot], Google Adsense [Bot], ГіП, Rudnev_M, ukrgenealogy